Уголовное право и судопроизводство по Салической правде

Судебный процесс по Салической правде носил состязательный характер. Уголовное и гражданское судопроизводство осуществлялось в одинаковых формах. Дело возбуждалось только по инициативе истца. Стороны имели равные права, и процесс протекал в виде состязания. Процесс был устным, гласным, отличался строгим формализмом.

Салическая правда называет 3 вида доказательств, применяемых в судебном процессе. Среди них важное место занимает соприсяжничество. Соприсяжники — это родственники, друзья или соседи обвиняемого, которые являются «свидетелями доброй славы» обвиняемого. Большое значение имело свидетельство очевидцев. Распространенным видом доказательства являлись ордалии, при которых преступник устанавливается при помощи «божественной силы». Салическая правда описывает «суд божий» в форме испытания «котелком». К ордалию обычно прибегали те, кто не мог представить соприсяжников. Вместе с тем обвиняемому предоставлялось право за определенную плату откупиться от испытания «котелком».

Судебные споры разбирались на собраниях свободных людей сотни под председательством выборного судьи — тунгина. Приговор выносили выборные заседатели — рахинбурги. Впоследствии осуществления суда постепенно переходит в руки королевской администрации. Место тунгнна занимает граф, назначаемый королем, и роль народных заседателей исполняют скабины, которые избираются графом из среды «лучших» людей округа и отправляют свои обязанности пожизненно. Высшей судебной инстанцией являлся суд короля.

Салический закон, как большинство иных варварских правд, был прежде всего сводом уголовных наказаний. Наказание по варварскому праву преследовало двоякую цель, что соответствовало двойному характеру предписаний и запрещений уголовного характера в законах: оно должно было искупить вину преступника в удовлетворении сородичей потерпевшего, также оно должно охранить соблюдение «королевского мира», т. е. установленного и признанного властью общественного порядка. Поэтому главенствующим видом наказания становился выкуп. Этот выкуп был больше или меньше по размеру в зависимости от общественной оценки значимости преступления: его характера, его последствий. Особый смысл заключался в назначении выкупа за убийство — он носил специфическое название вергельд. Вергельд выплачивался уже не самому потерпевшему, а его детям и боковым родственникам, и в случае отсутствия последних часть отходила в королевскую казну. К выплате штрафов мог быть осужден только полноправный свободный франк. В отношении несвободного населения применялись другие наказания: смертная казнь, кастрирование, битье плетьми и пытка. Но если и свободный общинник оказывался настолько беден, что не мог заплатить присужденного ему, то и франков предписывалось казнить смертью. В чисто королевском праве в ходу были и другие, более жестокие наказания: «снять голову за неповиновение», выколоть глаза и т. п. Возможные отношения с государственной властью еще не были объектом уголовно-правовой охраны. Салический закон вообще не знает таких преступлений, в Рипуарском измена королю влекла уплату высшего вергельда или смертную казнь. В Салическом законе наивысшая расплата ждала только за злоупотребление государственной должностью — это был единственный пример государственных преступлений. Все остальные карались штрафами.


Наиболее тяжким из прочих преступлений считалось разбойное нападение банды на дом, повлекшее убийство, — оно наказывалось самым большим известным Салическому закону штрафов в 1800 золотых солидов. Штраф уменьшался в зависимости от социально-правового статуса потерпевшего. Вторым на лестнице штрафов преступлением стояло убийство. Штрафы за него различались в зависимости от статуса убитого или от других обстоятельств. Отягчающим обстоятельством считалось «убийство коллективное — «скопищем»». Наказывалось и несвершившееся покушение на убийство.

К числу преступлений, в которых объектом преступного посягательства была личность свободного франка, относились членовредительство, избиение, оскорбление — все они штрафовались в зависимости от последствий.

Среди имущественных преступлений основное место занимала кража. Штрафы здесь зависели от значимости украденного, но также и от того, из закрытого или открытого помещения было украдено, с взломом или без, в сообществе или нет, со злым умыслом или нет. Специальные штрафы назначались за грабеж, поджог, конокрадство, незаконное вторжение в чужое «огороженное место» или дом, заход на чужой луг или поле, покушение на кражу там. Особой квалификации подвергалась кража чужих рабов и даже простое их сманивание.

Своеобразной чертой Салического закона было присутствие наказаний за преступление против нравов. Не только изнасилование, но и обычное прелюбодеяние «по обоюдному согласию» наказывалось штрафами, сопоставимыми со штрафами за убийство римлянина или конокрадство. Даже сожительство с рабыней каралось уплатой штрафа ее господину. Кроме того, вступление в явный брак с рабом или рабыней влекло потерю свободы. Несвободных за такие преступления, кроме малых штрафов, кастрировали. Отдельное место занимали преступления против правосудия, которые рассматривались как посягательство на основы общинного общежития и взаимной честности. Незаслуженное обвинение перед королевским судом наказывалось наравне с покушением на жизнь. В этом же ряду стояло и подстрекательство к преступлениям, подкуп других для совершения теми злодейств. Наказывалось также пренебрежение правосудием: неявка по вызову истца, лжесвидетельство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *